Версия для слабовидящих
Обычная версия
БУ СБДЭЗ «БУРЯАДАЙ ГҮРЭНЭЙ Х. НАМСАРАЕВАЙ НЭРЭМЖЭТЭ АКАДЕМИЧЕСКЭ ДРАМЫН ТЕАТР»
Режим работы кассы
с 12:00 до 18:30, выходной воскресенье
8 (3012) 222-537
Республика Бурятия
г.Улан-Удэ, ул.Куйбышева, 38
Саян Жамбалов: буряты ещё не выплакали боль истории
10
Марта
Саян Жамбалов: буряты ещё не выплакали боль истории

Режиссер Буряад театра ответил на критику спектакля "Ветер минувших времен", обвиненного в "фашизме".

Спектакль «Ветер минувших времен» Бурятского театра драмы им. Хоца Намсараева вошел в лонг-лист (самые заметные спектакли России) Национальной театральной премии «Золотая маска» сезона 2014 – 2015.

На Международном фестивале «Гэгээн Муза» в Монголии Саян Жамбалов был признан лучшим режиссером, а Баярто Ендонов лучшим актёром. Но неожиданно художественный замысел режиссера навлек на себя критику, которая не прекращается до сих пор.

Более того, в адрес Народного Хурала Республики Бурятия, Администрацию Улан-Удэ и в Министерство культуры пришли открытые письма с требованием запретить спектакль.

«В Бурятии закончился год патриотического воспитания, во всех районах подведены итоги колоссальной работы, проделанной по воспитанию жителей и подрастающего поколения в духе патриотизма к истории нашей Родины....Однако, несмотря на это в Бурятском драмтеатре в это же самое время выходит в свет спектакль Жамбаловых «Ветер минувших времен», главным положительным героем которого представлен один из идейных врагов нашего государства, расстрелянный в Москве в 1947 году генерал Маньчжоу-Го Уржин Гармаев... Как это могло произойти и каким образом в год 70-летия нашей Победы и год патриотизма в Бурятии?» – вопрошают авторы письма.

«Мы требуем убрать из репертуара Государственного театра Бурятской драмы постановку спектакля «Ветер минувших времен» режиссера Саяна Жамбалова, воспевающую людей, которые желали нашего порабощения, так как этот спектакль является прямым оскорблением всех павших и живущих ветеранов Великой Отечественной Войны» – этими словами заканчивается полное негодования письмо.

Сам Саян Жамбалов решил не молчать и ответить на критику.

О спектакле

- Спектакль «Ветер минувших времён» был задуман летом 2013 года. В октябре 2014 года, после экспедиции в Шэнэхээн, вышла премьера. Этот рассказ о бурятском народе, который в смутное время пережил то же, что описано в романе Шолохова «Тихий Дон», когда брат встал на брата и родные люди оказались по разные стороны баррикад.

Спектакль основан на реальной истории жизни Уржина Гармаева – казачьего прапорщика, оказавшегося в чужой стране на службе государству Маньчжоу – Го. Но спектакль не об этом, а о народе, о репрессиях, о том, как смутное время разделило людей и семьи.

Это спектакль о нашей невыплаканной истории. Да, эта боль до сих пор живет! Русский народ выплакал ее через произведения Булгакова и Шолохова, а мы, буряты – нет. И у нас не было желания кого-то ущемить или обидеть тем, что мы поставили этот спектакль – осмысление фактов нашей истории.

О правде

Мы хотели рассказать правду и вдруг столкнулись с тем, что правда у нас какая-то избирательная – есть двойные стандарты: кому - то говорить правду можно, а кому - то – нельзя! В Иркутске можно поставить памятник генералу Колчаку, а в Улан - Удэ нельзя поставить спектакль, героем которого является белый офицер Уржин Гармаев. Писатель Валентин Распутин на открытии памятника Колчаку в Иркутске сказал, что народ должен помнить таких людей, как Колчак, при всей неоднозначности их деяний.

А мы разве не имеем права говорить о своей истории? Кое-кто так и рассуждает: «Кто такие буряты, чтобы говорить о своей настоящей истории?!»

О родине

Надо любить историю своей Родины, такой какая она есть на самом деле.Революция, коллективизация, репрессии, победа над фашизмом, подвиг простых тружеников, период «застоя»- всё это непростой 20-й век. Всё это наша история – история и побед и поражений, история тысяч сломанных судеб, попавших под жернова идеологической войны. Если мы предадим анафеме своих «нехороших» предков, как это с успехом делали в советское время, то, можно ожидать, что и будущие наши потомки могут сделать то же самое с нами.

Уржин Гармаев был реабилитирован генеральной прокуратурой РФ в 1992 году. Государство сняло с него ярлык предателя и изменника родины. Он воевал на стороне государства Манчьжоу-Го, которому присягал. Как принимал присягу в офицерской школе атамана Семёнова и был верен до конца белой гвардии. А нынешние обвинения в предательстве и т.д – это всё домыслы больного воображения некоторых журналисток. Если у кого-то возникают сомнения, то прошу обращаться в генеральную прокуратуру РФ.

О бурятском театре

Я чувствую, что нам сейчас кое - кто хочет заткнуть рот. Кому-то хочется, чтобы Буряад театр оставался местом, где несчастный, маленький, но веселый народ ставит шутливые комедии и не вспоминает, что у него есть многовековая история. Как будто бурятская история начинается с 1924 года и этого достаточно для бурят, а иначе, на взгляд доносчиков получается как - то «нехорошо» и «непатриотично».

Дежавю

После газетных статей и всей патриотической истерики, которая вдруг обрушилась на нас, я понял, что обвинения в «непатриотизме» стали подобны пресловутой 58-ой статье в наше время. В 1937 году – это была самая удобная статья, под которую можно было подвести любого неугодного. «Антисоветчиком» мог стать любой, кто хотел говорить правду. А теперь на тебя вешают ярлык «антироссийски настроенного», «не патриота», «неофашиста».

Я тоже был пионером и комсомольцем, нам говорили: «коммунизм», «Ленин», «советская власть» и много было лжи, но тот патриотизм сегодня кажется мне более честным. Потому что тогда под словом «патриотизм» подразумевалось искренние чувства и вера в светлое будущее, а теперь это разменная монета в чьей-то игре. А жизнь идет помимо наших взглядов и факты истории не изменить.

Бессмертный полк

Мой дед Дашибал воевал в Великой Отечественной войне. Дед моей жены Юможаб, который был репрессирован и жил в Красноярском крае, как сын «кулака», в войну дошел до Берлина. Как только организовался Бессмертный полк, мы первыми из всех сделали огромный стенд, на котором разместили фотографии всех актеров, режиссеров, сотрудников театра, кто воевал в той войне. И каждый год Бессмертный полк Бурятского театра выходит в память о победе.

О письмах с требованием запретить спектакль

Эти письма похожи на донос. Я называю их «письмами, рождающими страх». Это прямая клевета, которая принимается простыми людьми за правду. Этим письмом людей заставляют любить одних и ненавидеть других. Нам словно говорят: «Любите только генерала Балдынова», а то, что был генерал Уржин Гармаев нужно забыть или ненавидеть его. Это запрещенная история.

В спектакле «Ветер минувших времен» нет темы Великой отечественной войны. Спектакль про 58 статью. Конец первого акта заканчивается массовой отправкой бурят в лагеря Красноярского края. А в конце второго акта по 58 статье Уржин Гармаев приговаривается к расстрелу.

Показаны события с 1918 года по сегодняшнее время и рассказывается о том, как человек, который посвятил свою жизнь благородной миссии – учительству, вынужден был стать военным, как и многие люди в то жестокое время, и был вынужден, уже, будучи в эмиграции, возглавить бурятскую диаспору в Китае и, как вынужден, был пойти на службу к новой власти государства Манчьжоу-Го, чтобы сохранить жизнь своих земляков, и потом сдался Советским войскам и был расстрелян в Москве. Мы не выбираем время жить, время выбирает нас. Вот об этом спектакль.

Такое ощущение, что у тех, кто написал письмо о запрете спектакля и поставил свою подпись, кишка тонка написать подобный донос, например, на Булгакова за его «Белую гвардию», на режиссёра Урсуляка за его нынешний «Тихий дон». На архитектора памятнику Колчаку в Иркутске. А на нас почему-то, можно?!

Нас можно задавить Народным Хуралом, мэром. Странно, что под письмом стоят в основном фамилии пожилых людей, которые, я уверен, спектакля даже не видели. Складывается ощущение, что их «оболванили» рассказав про Жамбаловых и про Буряад театр всякие надуманные страшилки. Зачем это делается?

О патриотизме и «панмонголизме»

Патриотизм должен начинаться с правды, а не со лжи. Не с запрета взглянуть на историю народа, который 40% потерял репрессированными. Не со страха, а со смелости. Если патриотизм начинается с запугивания и замалчивания «больных» тем – это не патриотизм вовсе, а ложь по отношению к самому себе, к истории.

Я слышал, как пожилые люди во время спектакля плакали и украдкой спрашивали друг у друга шепотом: «Разве об этом можно говорить громко? Был бы 37 год, их бы расстреляли, наверно». Видимо, не сами подписавшиеся, а организаторы письма хотят поставить нас «к стенке».

Сегодня они закроют «Ветер минувших времен», возможно завтра в спектакле «Ромео и Джульетта» усмотрят панмонголизм, потому что там использована монгольская музыка! Кажется нелепым? Вам это ничего не напоминает? Кажется мы это в истории проходилине раз. У нас в России существует понятие – свобода художественного взгляда. Но рядом есть и такое понятие как свобода индивидуального выбора.

Так вот друзья, не нравится – не ходите, не смотрите! И не пишите «письма, похожие на донос»! В традиции у бурятов нет того, чтобы закидывать камнями своих предков. Предков надо уважать, даже если они были белыми офицерами и служили в других государствах. Это как мать или отец.

Память о том, как писать доносы живет в генах. Как и страх. Они лгут, а мне их жалко. Спектакль еще и про попытку избавится от гена страха в собственной крови.

Об ответственности и «запахе гнилой селедки»

Даже сами авторы письма и публикаций с призывами о запрете спектакля признают, что у нас в Бурятии межнациональные отношения находятся в мире. Зачем они раскачивают эту «лодку»? Буряты – неконфликтный народ. То, что ты думаешь о спектакле – это твои «убеждения».

Есть такой журналистский ход – «принцип гнилой селедки». В советское время журналистов учили, как нужно одерживать победы в идеологической войне против Запада: человека нужно замарать «гнилой селедкой», и он будет пахнуть. Может быть, потом он отмоется, но за ним все-равно останется шлейф – запах гнилой селедки.

Кто-то сказал про человека, что он – предатель и – все! Будь он сто раз не предатель, а шлейф с запахом гнилой селедки будет тянуться за ним. И через десять, и через сто лет про него скажут: «А, предатель!». Никто даже думать не будет о том, что он реабилитирован.

И Буряад театр также сейчас марают «гнилой селедкой». И мы молчали, видя это и думая: «Ну, хватит уже!». Но когда уже написаны письма в Хурал и мэру с обвинениями и требованием закрыть спектакль, хочется сказать: «Остановитесь уже, ребята! Иначе вы станете инициаторами очень сильного общественного скандала!». И виноваты в нем будем не мы и не Уржин Гармаев.

Источники: http://www.infpol.ru/kartina-dnya/item/19957-sayan-zhambalov-buryaad-teatr-sejchas-marayut-gniloj-seledkoj.html; http://asiarussia.ru/persons/11524/

comments powered by HyperComments