Версия для слабовидящих
Обычная версия
БУ СБДЭЗ «БУРЯАДАЙ ГҮРЭНЭЙ Х. НАМСАРАЕВАЙ НЭРЭМЖЭТЭ АКАДЕМИЧЕСКЭ ДРАМЫН ТЕАТР»
Режим работы кассы с 10:00 до 18:30, перерыв с 14:30 до 15:00, без выходных
8 (3012) 222-537
Республика Бурятия
г.Улан-Удэ, ул.Куйбышева, 38
03
декабря
Цынге Ломбоев: «…Не бывает маленьких ролей – бывают маленькие актеры»

Яркая харизматичная внешность, открытая улыбка, глубокий сильный и звучный голос, обаяние и …обжигающий взгляд. Он узнаваем. Как Боорчу – первый нукер Чингисхана, Леха «Скороход», безвольный Зилов или неподражаемый попугай Биликто.

Ведущий артист театра бурятской драмы, лауреат Государственной премии РБ всегда разный – в интонациях, в движениях, в мимике в спектаклях «Шэнхинуур шулуунуд» или «Ромео и Джульетта». В нем пылает творческий огонь под названием «Дар Божий».

- Цынге, вы с детства мечтали стать артистом?

- Я всегда мечтал стать спортсменом, увлекался вольной борьбой, легкой атлетикой. Видел себя большим спортсменом. Но также принимал активное участие в художественной самодеятельности: танцевал, пел, на гитаре играл, в школьных сценках блистал. В общем, нравилось мне тоже на сцене выступать. Помню, что для нас было целое культурное событие, когда мы из деревни выезжали в районный центр показать свое творчество.

- Что для Вас театр?

- Театр для меня - второй дом. Иногда больше чем дом. Театр – вся моя жизнь.

- Какая роль для Вас самая любимая? Близкая к Вашему внутреннему «я»?

- Не бывает нелюбимых ролей. Но из самых ярких ролей - это роль Лехи – «Скорохода» в спектакле «СССР, или Союз Солдатских Сердечных Ран» режиссера-постановщика В.Кондратьева по пьесе Г. Башкуева. Этот спектакль о том, как в послевоенное время «находили себя» четверо парней. Они ушли на фронт молодыми и здоровыми, а вернулись «искалеченные» войной: один - незрячим, другой – обгорелым, а Леха– «Скороход» остался без ног. Эта роль требовала от меня большой отдачи. Помню один случай. Шел по «Гостиному ряду», а там сидел и просил милостыню человек в инвалидной коляске. Именно этот человек помог мне понять своего персонажа. Тогда он поделился со мной своими первыми ощущениями, какие он испытывал после того, как остался без ног – сильным, непроходящим желанием «почесать» пятку.

- Ваше творческое кредо?

- Не бывает маленьких ролей – бывают маленькие актеры…

- Как найти с режиссером общий язык?

- Вообще, я думаю, что актер – он сорежиссер. Мы все равно делаем спектакль вместе с режиссером, вместе ищем какие-то идеи для роли, например, ищем отличительные черты характера героя. Если актер находит общий язык с режиссером, то и образ в конечном итоге получится цельным, глубоким, актер сможет полноценно передать эмоции и переживания, «обнажить» душу персонажа перед зрителями. Я, в основном, с режиссерами иду по одной дорожке. А как нашел туда верный путь, того не скажу.

- А какой он – хороший партнер на сцене?

- Мы все зависим сильно от партнеров. Два хороших партнера – это как «петелька и крючочек». Из нашей студии, человек десять работаем в театре. Я могу сказать, что мы хорошие партнеры, потому что чувствуем друг друга, понимаем с полуслова. Все хотят стать друг для друга настоящими партнерами, потому что если кто-то не скажет «ай», то второй уже не произнесет «ой». Тогда будет провал или пустота. И еще добавлю, что партнер хороший умеет импровизировать, может помочь тебе, поддержать. Как-то так.

- Как вы избавляетесь от отрицательных эмоций, сложных внутренних переживаний, которые сыграли и пропустили через себя?

- Я живу по такому принципу: открыл дверь в театр – оставил на улице все свои проблемы. У меня начинается, так скажем, другая творческая жизнь. И наоборот – закрываю за собой дверь театра – и принимаю стойко все бытовые проблемы и задачи, которые нужно незамедлительно решать.

- Есть роль, которую Вам очень хочется сыграть?

- Наверное, есть, но я об этом пока не думаю. Время покажет.

- Счастье актера – это? Дайте, пожалуйста, свое определение?

- Счастье - что я на сцене. Всегда говорят, что кошмар для актера - это когда он забыл на сцене слова. Когда мне снится что-то подобное, то я переживаю очень сильно. И счастье – то, что я получаю удовольствие от того, что делаю на сцене. А самый ключевой момент этого счастья – это благодарность зрителей. Это для меня уже своего рода наркотик. Когда мы уходим в отпуск, то уже через неделю-две я начинаю безумно скучать по сцене, по коллегам-друзьям, по зрителям. То, что я на сцене, а в зале любимые зрители– вот оно, мое счастье.

- А как, в вашем понимании, выражается благодарность зрителей? Традиционные рукоплескания и цветы?

- Я всегда вижу благодарность в глазах. В них написано все: хорошо ли ты сегодня отыграл, или твой персонаж не нашел отклика в их сердцах…

- Многих интересует, как актеры учат огромные тексты. Поделитесь своими секретами техники запоминания текстов больших объемов?

- Во-первых, спасибо нашим педагогам. Все секреты, которыми они делились с нами, студентами, хорошо помогают нам на сцене. Потом, в актерской жизни существует такое понятие как «память физического действия». Это значит следующее: нет такого, что артист взял пьесу, прочитал и пошел сразу же играть. Во время репетиции я хожу по сцене, режиссер просит встать туда, например. Таким вот образом я и запоминаю. На следующей репетиции, когда я встану за тем же стулом, память выдаст нужные слова.

- Многие вас знают по фильмам. Например, по роли смелого Боорчу («Первый нукер Чингисхана» режиссеров Саяна Жамбалова, Эрдэни Жалцанова). Помнят и по фильму «Булаг» Солбона Лыгденова. Театр и кино. Чем эти два искусства вас пленили?

- Театр – «живой» организм. Сейчас я сказал в одном эмоциональном состоянии, а потом могу и немного в другом. Каждый раз актер делает свою роль по-новому, добавляет какие-то «изюминки», постоянно открывает что-то новое в своем персонаже. В жизни у меня может случиться событие, которое в итоге заставит меня взглянуть на своего героя под другим углом. А кино… Кино помогло мне в тот период, когда театра ненадолго в моей жизни не стало. Там – мотор и поехали. Производство, которое фиксирует тебя такого, какой ты есть сегодня навсегда. И это тоже интересно.

- Я знаю, что вы пишите стихи. Поэзия – ваше хобби?

- Муза поэзии (улыбается) приходит не всегда. Редко даже. Нет такого, чтобы я сел и начал писать стихотворение. Но иногда она приходит в гости. И тогда, даже если глубокая ночь, ты все равно встаешь и пишешь, пишешь. А еще я очень любил собирать монеты, зажигалки. А теперь я обожаю возиться с техникой, будь то, например, машина или что-нибудь другое.

- Самая большая удача в жизни?

- Я поймал, мне кажется, удачу «за хвост», когда в 2002 году стал актером Бурдрама. Я знаком с великими актерами и режиссерами. А еще я папа замечательного сына (радостно улыбается).

- Творческие планы на будущее?

- Я вообще не люблю строить планы. Ведь когда строишь их, они могут не воплотиться в жизнь. А это обидно и больно. Также не скажу, что живу одним днем. Но…вот… «сегодня» наступило, то это, понимаете, хорошо. Значит «завтра» тоже наступит.

- Цынге Дондокович, большое спасибо за интервью!

Сурана Ринчинова и Зоя Степанова, газета "Традиция

comments powered by HyperComments